Стихи без категории



1
2
3
4
5
6
7
8
9
{47}
>

№ 112134

Зверь

Под маскою дневной скрываю зверя,
Он ждёт, когда наступит час ночной -
Раскроет в тишину свободно двери,
И обретёт мир первозданный свой!

Нехожий лес в серебряном сиянии,
Просторы необъятные полей,
И напряжённое и частое дыхание,
И скорый бег, и лёгкий треск ветвей…

Счастливый, утомлённый на свободе –
Вернётся утром и уснёт во мне,
И снова не узнаю, где он ходит,
Что видит по ночам в той стороне…


без категории.

Автор: Роман Полуэктов
+3-
Дата: 20/01/2018


№ 112163

Своя истина

Я не молод уже давно,
И не стар, если сверить года,
Но мною уже решено,
Что другим мне не стать никогда.

Мне хотелось системы сломать
И вдолбить очень многим в их мозг,
Что они не должны потакать
Тем, кто просто привык управлять.

Не стар и не молодой,
Не прожил вашу тяжкую жизнь,
Но свою я успел повидать,
Что теперь меня просто тошнит.

Я сравним лишь с одним существом
И ни с кем на этой земле,
Называйте меня божеством
Или вовсе не смотрите в след мне.

Образ жизни не раз уж менял,
Но постиг лишь я мысль одну,
Как бы ты жизнь не проживал,
Все равно будешь вечно в аду.

И я лучше зайду как герой,
Хоть и так там прославлен в века,
Но зато уж там точно свой,
И не пример дурака.


без категории.

Автор: Илья Магомедов
+3-
Дата: 25/01/2018

№ 112168

Я к любому приду - В. Высоцкому

Я к любому приду,
Только Вы не жалейте сознанья,
Я и Вам напою 
Сколько мне не допеть привелось...

Открывается смысл
Неземного уже Мирозданья
И, как Гамлет, решил я
Извечный вопрос...

Но полощется Мир,
Все смелее и круче тревога,
Все судьба неуёмней 
Над Родиной милой моей.

Боже мой! Помолить бы за Вас
Мне такого понятного Бога...
Только Бог и поможет,
Но Он и сейчас не со мной.

Как и раньше
С покорностью я не сроднился,
И молить, как и раньше,
Еще не привыкну в Раю.

Но иного, видать, не дано,
Помолитесь же Вы, если можно,
За себя и за грешную Землю мою. 


без категории.

Автор: Элеонора Тихонова
+3-
Дата: 25/01/2018

№ 112250

Старая гитара, порванные струны

Старая гитара, порванные струны,
Тишины жемчужной голубая нить.
Я сегодня пьяный от вина фортуны
И, с разбитым сердцем, ведь устал любить.

Ветхий дом осенний- вот мое признанье!
Снег, да серый ветер, дымом в голове.
Закурю от скуки, или же, заплачу,
Помолившись вьюгой Северной звезде.

Если хочешь-выпей! Солью край от неба.
Сдай в ломбард везенье и продай Христа...
Я влюблен в просторов золотые дали,
Да, в ночной лазури, в ризь, твои глаза.

На окне, в узорах, голубые води.
Шум далеких сосен спать мешает мне.
В отраженье лунном нежность поцелуя
Даст начало жизни и тепло-весне...


без категории.

Автор: Кин Форман Песни
+3-
Дата: 31/01/2018


№ 112488

Век-живописец

А я б такое полотно –
В огонь камина!
Здесь половина правды. Но
Есть и другая половина.

…Он мне сказал: приду к восьми,
Да, ровно в восемь.
А за оконными дверьми
Вставала осень.

Ещё не в полный рост пока
(В разгар июля!),
Ещё валяя дурака
И строя дули.

Но вдруг: то лёгкий лист слетит,
Как день вчерашний,
То ветер, подхватив бронхит,
Забьётся в кашле…

А кисти взмах – лишь новый штрих
На тему ту же:
И грустный голубь, что притих
В базарной луже,

И тощий пёс, и нищий дед,
И мальчик пьяный…
Каких ещё тебе примет,
Художник рьяный?

Хоть в крик провозглашай распад,
Хоть сто картин о нём пиши,
Всё проще: осень.

Я камертон своей души
Настроила на листопад,
На жизнь, на восемь.


без категории.

Автор: Валерия Салтанова
+3-
Дата: 15/02/2018

№ 113017

Тянутся улицы

Тянутся, тянутся улицы...
Сквозь бесконечный снег.
Опять на душе,волнуется,
Всё от вчерашних нег.

Ты была очарована,
Я очарован тоже,
Что же сейчас по новому,
Дрожь разлилась по коже.

Может всё зря окажется,
Сколько я верил в это.
Осень с весной не свяжется
(Зима между ними и лето).

А может у нас всё сбудется,
Снова, словно во сне.
Тянутся, тянутся улицы,
Сквозь бесконечный снег.


без категории.

Автор: Дмитрий Данней
+3-
Дата: 01/04/2018


№ 113028

Яблочный вальс - дождевая рапсодия

Где-то в царственном испуге
Рассыпается свирель,
Я не сдерживаю муки,
Отдаваясь той заре.

Яблочный дождь словно капли забвения..
Непонимания и заблуждения,
Но он мне снится крылатой мелодией:
Яблочный вальс: Дождевая рапсодия

В сизокрылой веренице
Отняла виолончель
Сладостную небылицу:
Связку жизненных ключей..

Яблочный дождь словно слёзы рассеяния,
Непонимания. Вас отчуждения .
Но он мне снится крылатой мелодией:
Белым наливом: Волшебной рапсодией!

Тихо стонет сякухати,
И забьвенья перелив
Как подсвечник над кроватью
Сочным пламенем болит.

Золото листьев простуженной осени
Яблоки каплей с тонюсенькой проседью.
Но он мне снится крылатой мелодий
Сотами свечи. Небесной рапсодией.

Отражая им рассветы
Призраки небытия
Вальс изысканного света,
Как изящность вития.

Красными гроздьями плечи ласкающе
В тихом багрянце звезды отдыхающей.
В хрупком созвездии: Громом мелодии
Горько танцуя Вселенской рапсодией.

Тёплой искры на перроне
Королевских ваших рук,
Белоснежною короной
Блеск объятий на ветру.

Корочкой дымки туманной потянута
Радость нежданная, юная, пьяная
Что направляет узором мелодии
Сладостью снежной Хорватской рапсодии.

Млечный парус возродился
И направил свой штурвал,
Золотой, палящей птицей
В изобилий острова.

Яблочный дождь словно капли забвения..
Непонимания и заблуждения,
Но он мне снится крылатой мелодией:
Яблочный вальс: Дождевая рапсодия

Где-то в царственном испуге
Рассыпается свирель,
Я не сдерживаю муки,
Отдаваясь той заре.


без категории.

Автор: Завьялова Екатерина-Микаэлла
+3-
Дата: 03/04/2018

№ 113057

Водолаз Крымская легенда

Над Ялтой в небе, низко ходят тучи,
Кончается двадцатый, страшный год,
В садах Багреевки, на склонах чёрной кручи,
Стучит не умолкая пулемёт.

В те дни, по воле рока и Землячки,
В Крыму справлявшей свой кровавый бал,
На взморье, вырванном из зимней спячки,
Весь цвет России старой погибал.

По Пушкинской, на гибель обречённо,
Вдоль тихо рокотавшей Учан-Су,
Тянулась к морю длинная колонна
Фортуны подчиняясь колесу.

Шли рядом адвокаты и путейцы,
Профессоров ненужный факультет,
Морские офицеры и армейцы,
Светлейший князь и гвардии корнет.

Помещик бывший с бывшим фабрикантом,
Не бросившая госпиталь сестра,
Статс-дама с мужем, флигель-адьютантом,
Врачи, кавалергарды, юнкера.

Священник, в ризе рваной, словно в шали,
К нему подростки жмутся: брат с сестрой,
А впереди, в ночной туманной дали,
Шумит о камни бьющийся прибой.

Из рта не вынимая папироску,
Чекист перед колонною шагал,
А по бокам, с винтовками матросы,
И свет луны на их штыках играл.

А позади, в большой коляске- кресле,
Графиню старую вёз пожилой моряк,
В былые дни, с императрицей вместе,
Пила она Клико и арманьяк.

В дворцах её шаги звучали гулко,
И муж был генерал и камергер,
А нынче, на последнюю прогулку,
Её везёт последний кавалер.

По набережной, мрачная колонна,
Идёт на мол, всё ускоряя ход,
Где, словно лодка чёрная Харона,
Стоял весь в клубах дыма пароход.

На фоне неба, тёмная громада,
Вверх вознеслась огромною скалой,
И в круглых окнах, словно пламя ада,
От топок отблеск мечется шальной.

«Пошто невинных губите, убивцы?»
У трапа вдруг священник заявил,
«Что злого мы свершили, нечестивцы?
Где суд, что к смерти нас приговорил?»

«Ты не шуми, чай сейчас не на амвоне»
Ответил рассудительный чекист,
«В революционном сказано законе:
Рабочему - не брат капиталист!

Чужие вы для пролетарской власти,
Не сейчас, так позже станете вредить,
Чем после исправлять от вас напасти,
Не лучше ль нонче их предупредить?»

«Детей за что? Они и так несчастны,
Чем власти дети смогут навредить?
Подростки чем вам могут быть опасны?»
Священник попытался возразить.

«Былых родов невинные осколки» -
Промолвил тихо старый генерал,
«Из выросших волчат, выходят волки!»
Пустив колечком дым чекист сказал.

И глянув мельком на мундир с крестами,
Он вдруг, сквозь зубы, хрипло процедил:
«Ты смелый, генерал, но между нами,
Не шибко видно царь тебя ценил.

Но это дело мигом мы поправим,
И на награды, наша власть щедрей,
Сейчас крестов тебе и звёзд добавим,
Тащите, братцы, ордена скорей!»

Матросы тут же ящик притащили,
У «бывших» конфискованных наград,
На китель генералу нацепили,
Кресты и звёзды вслед за рядом ряд.

При лунном свете ордена блестали,
Как блещет иней на ветвях зимой,
«Владимиры», «Станиславы», медали,
Сияли красотою неземной.

«Ну вот, совсем другое дело!»
Чекист в карманы сунул кулаки:
«Теперь на борт грузиться можно смело,
Иван, пересчитай колосники».
II
Когда по воле власти пролетарской,
Навстречу гибели, людская шла река,
В трактирчике, что на углу Татарской,
Сидели два портовых моряка.

«Мне это место в точности известно,
В тот день, в порту я, на баркасе был,
Когда набитый «беляками» тесно,
В Стамбул последний транспорт уходил.

Все палубы, надстройки облепили,
Буржуи, офицеры, солдатня,
На трапах чуть друг друга не давили,
В сердцах «барона чёрного» кляня.

Лишь отошли на кабельтов левее,
От маяка, что в море шлёт свой свет,
С Массандры Нижней, «красных» батарея,
Послала им прощальный свой привет.

Столбы воды у борта к верху взмыли,
Качнулись и на палубу рекой,
Вдруг хлынув, чьи-то вещи в море смыли,
Смахнув их враз, невидимой рукой.

Тут женский вопль раздался: «Помогите!»,
Как будто ей кто вспарывал живот,
«Мой чемодан! Мой чемодан верните!,
Скорей, остановите пароход!

Там ценности! Я возмещу сторицей!
Там золото, бриллианты, жемчуга!
На что же буду жить я за границей!?
Не ласковы, чужие берега!

Что для меня судьба ещё готовит?
Без денег: богадельня иль приют?»
Но кто ж корабль в море остановит?
Коль по нему шестидюймовки бьют!

Ушли на юг, но место я приметил,
По утру рано выведу баркас,
Ты спустишься на дно, где я отметил,
Ведь ты же первоклассный водолаз!»

И лишь восток, тихонько озаряя,
Ночную тьму сменил рассвета час,
За молом, волны с шумом рассекая,
Кружил по морю старенький баркас.

Матрос на баке, за борт нагибаясь,
В глубинах что-то взглядом всё искал,
Второй, всё время с компасом сверяясь,
Штурвал крутя, баркасом управлял.

Из вод морских, на небосвод лазурный,
Всё выше поднимался солнца лик,
Вдруг, среди волн, искрящих пеной бурной,
Игрой лучей, возник какой-то блик.

«Он! Чемодан! На дно упал-открылся!»
Вскричал матрос: «И там сейчас лежит!
Он за скалу иль камень зацепился,
Всё точно, это золото блестит!»

На зов богатства ,алчно откликаясь,
Ныряльщик быстро скинув сапоги,
В резиновый скафандр облачаясь,
На пояс прицепляет утюги.

Огромный шлем на голову надевши,
На руку намотав сигнальный фал,
Моряк спустился под воду поспешно,
Где в глубине, как прежде блик сиял.

Когда немного отнесло теченьем,
При спуске, с дна поднявшуюся муть,
Он огляделся и в одно мгновенье,
Всё существо его объяла жуть!

Как вата стали ноги у матроса,
И леденящий ужас сердце сжал,
К колоснику, привязан крепким тросом,
Стоял над ним усатый генерал!

Мундир усыпан густо орденами,
Как панцирь чешуёю - ряд на ряд,
Увешан звёздами, медалями ,крестами,
В глазах рябит от множества наград.

А генерал, как будто сокрушаясь,
Вслед за теченьем головой качал,
И лучик солнечный, сквозь воду пробиваясь,
На звёздах и крестах его играл.

С ним рядом, словно нимфа молодая,
Стояла милосердия сестра,
Густую косу по волне пуская,
В воде, как птица в воздухе паря.

За ними, будто в салочки играя,
Виднелись друг за другом брат с сестрой,
Она рвалась, куда-то убегая,
А он, тянулся следом, как живой.

Сквозь толщу вод, взгляд в ужасе бросая,
Моряк кошмарную картину зрит,
В каталке-кресле, женщина седая,
Ему иссохшим кулаком грозит!

И постепенно вдалеке теряясь,
В зеленоватом мареве воды,
Как в жутком танце, в такт волнам качаясь,
Стоят ряды, ряды, ряды, ряды…

Уже остатки разума теряя,
Увидел водолаз, на фоне скал,
Священник, словно мёртвых отпевая,
Безмолвно руки к небу воздевал.

А ордена на кителе сверкают…
Он дёрнул, что есть сил сигнальный фал…
«Они стоят…Грозятся…Проклинают!»-
На палубе он тихо повторял… Эпилог

…В психиатрической больнице Ялты,
Есть пациент, всегда один сидит,
Какой вопрос ему ты не задал бы,
В ответ он лишь задумчиво молчит.

Он никогда и ничего не просит,
Спокоен он и тих ,и лишь порой,
Когда шум волн вечерний бриз приносит,
Тот пациент теряет вмиг покой.

А зайчик солнечный, по потолку заскачет,
На зеркале играя заблестит,
Он забормочет вдруг, потом заплачет,
И, как собака, тихо заскулит…


без категории.

Автор: Аркадий Казанцев
+3-
Дата: 06/04/2018

1
2
3
4
5
6
7
8
9
{47}
>